четверг, 6 января 2011 г.

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА





- Какие вы милые! – Восклицала толстая добродушная тетушка, окруженная маленькими племянниками. Дело происходило вечером, в Сочельник, канун Рождества. Тетя принесла подарки и теперь получала удовольствие от радостного визга детей.


Она была бездетной, недавно овдовевшей женщиной. Жила неподалеку, но навещала своих племянников нечасто. И каждый раз искренне удивлялась, обнаружив их почему-то подросшими. Маленькие разбойники словно чувствовали беззащитность своей родственницы, несмотря на ее большие размеры, и потому бессовестно позволяли себе всякие шалости. Вот и сейчас они хохотали, глядя, как она неуклюже топчется, пытаясь поймать разбегавшихся во все стороны детей.


Маленькая Жанна не принимала в этих играх никакого участия. Ей почему-то было жаль тетю. Девочка молча ждала, когда ее братьям и сестрам надоест баловаться, и она сможет подойти и обнять запыхавшуюся женщину.


Вскоре так и произошло. Девочка уткнулась в колыхающийся живот и пропела:
- С наступающим Рождеством, дорогая тетечка.
Почему-то ей нравилось не говорить, а пропевать слова. Взрослые считали это странностью, но сама Жанна знала, что только так и должны разговаривать люди. Ведь когда поешь, то получается так красиво. Никогда люди не смогут кричать и ругаться, если они будут все время петь.


Тетя совсем растрогалась. Она единственная, кто считала девочку нормальной. В молодости сама пела в церковном хоре, а выйдя замуж, частенько напевала на радостях, хлопоча по хозяйству. Поэтому, обняв девочку, она тихонько пропела ей в ответ:
- С наступающим Рождеством, мое дорогое дитя.


И они заговорщицки подмигнули друг другу.
В этот вечер девочка долго не могла уснуть. Прижав к груди подарок тети – маленького игрушечного эльфа – она любовалась полупрозрачными крылышками и лукавым фарфоровым личиком со вздернутым носиком.


Недалеко в костеле зазвучали колокола, призывая людей на Рождественскую мессу. Звон распространялся далеко по морозному воздуху, наполняя сердца предвкушением праздника. Жанна тоже слышала этот звон, медленно погружаясь в сон. Она словно парила на звуках, пролетая над землей…


Начиналась Рождественская сказка. Звезды пришли в движение, посылая свет далекой Земле, как и тогда, две тысячи лет назад. И человечество было взволновано не на шутку, в который уже раз. Звездный свет потревожил стихии Земли, и все маленькие народцы – ее хранители – засуетились на радостях. Сказка! Сказка началась! Настало время праздновать феям, эльфам, гномам и прочим существам.


Ожил и эльф в руке у Жанны. Крылышки у него затрепетали, личико сложилось в гримаску:
- Эй, девочка, не держи меня так крепко.


Жанна в этот момент летела над лесом и в испуге разжала пальцы. Но эльф бодро запорхал рядом с ней:
- Девочка, снижаемся. Мы на месте.


И заложил крутой вираж над деревьями. Жанна устремилась за ним, все еще не понимая, как ей удается летать.


Они приземлились на поляне. Вокруг стояли заснеженные деревья, но на этой поляне царила весна. Белые сугробы стояли на страже, пропуская в цветущее благоухающее царство далеко не всех желающих. Но эльфа здесь знали, а потому пропустили и Жанну. Она робко продвигалась за своим спутником сквозь толпу героев из книжных сказок, пораженная всем увиденным. И не сразу поняла, что слышит музыку. Музыка звучала ниоткуда, сама по себе. Она как будто растворялась в окружающем пространстве, и воздух был буквально переполнен различными звуками. Но все звуки были так нежны, так приятны слуху, что Жанна сразу почувствовала себя уверенно. А когда услышала, как поют эльфы, то и вовсе обрадовалась, что попала в свою стихию.


Эльфов было множество – на земле и в воздухе мелькали разноцветными оттенками их тонкие крылышки. И вместе они пели какую-то необыкновенную мелодию, умудряясь при этом еще и развлекаться, - строили рожицы, подмигивали или широко ухмылялись. Ну совсем как ее братья и сестрички, когда расшалятся. Но никто их не одергивал, наоборот, все тоже начинали смеяться, глядя на это “форменное безобразие”, как бы сказали строгие родители. И это было удивительно.


Но самое удивительное наступило после, когда Жанну вытащили на середину поляны. Она стояла, смущенно спрятав руки за спиной, а все присутствующие кричали ей:
- Пой, Жанна, пой, как ты хочешь! Не стесняйся, пожалуйста.


И Жанна неожиданно для себя запела. Звуки вырывались из ее горла, как из серебряного кувшинчика, – так они были чисты и звонки. Как будто устав сидеть взаперти и ждать своего выхода, звуки рассыпались по всей поляне легко и свободно.
Все присутствующие пришли в восторг:
- Как эта девочка, оказывается, умеет петь! Не хуже самих эльфов! Да она, наверное, одна из них!
А голос Жанны все не умолкал – впервые ее за это не осуждали – и она пела всем своим маленьким, трепетным сердечком. Ах, как это было прекрасно!


…Наступило Рождественское утро. В окошко проник дневной свет и стал понемногу заполнять пространство комнаты. Наконец он дошел до кроватки со спящей девочкой. Она улыбнулась с закрытыми глазами: волшебная ночь еще была с ней.


Свет продвинулся дальше и наткнулся на маленького эльфа, которого Жанна прижимала к себе. Глаза у проказника зажмурились, а личико недовольно сморщилось:
- Эй, девочка, не жми меня так сильно. – Пробормотал он и заснул до следующего Рождества…


С того дня Жанна больше не пела и превратилась с виду в обыкновенную девочку.
Но с ней стало твориться нечто странное - она все время слышит в своем сердце чудесную песню, которую пела той Рождественской ночью. Иногда мелодия звучит так громко, что девочке кажется: еще немного и прекрасные звуки вырвутся наружу; к ней снова вернется голос, на этот раз истинный голос ее сердца.
И тогда сказка никуда больше не исчезнет.